Тульская областная
организация Профсоюза
​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​
Мать и сын

09.05.2015

МАТЬ И СЫН

 

В 36 лет осталась Анна Ивановна вдовой: муж и 13-летняя дочь погибли на пожаре в колхозном складе. Одна отрада матери осталась - кудрявый красавец, сын Федя. Везде успевал мальчишка: и в школе, и по хозяйству, и соседкам находил время помогать. Жить бы, да жить, но грянула война.

Федя окончил девятый класс и вместе с одноклассниками начал бегать в сельсовет проситься на фронт. Мать особо не волновалась - дети ещё, кто их возьмет. Но в конце августа Федя прибежал радостный - согласились взять на фронт.

Как пролетел этот день 22 августа - проводы новобранцев, мать не помнит, от слез была не в себе. И началось долгое томительное ожидание весточек с фронта. Истертые бумажные треугольники мать носила на груди, в редкие минуты отдыха доставала, целовала, ведь их держал в руках ее свет в окошке - сынок Феденька.

В январе письма зачастили, да непривычно чистенькие, будто написаны не на передовой, не в полевых условиях. Сын писал, что на фронте затишье. Мать, конечно, не верила: январь 1942 года, врага ещё гонят от Москвы, а тут какое-то затишье! Не знала она страшной правды: 17- летний минометчик был изрешечен осколками, а одни из них застрял возле сердца. Он так и остался там, как память о той страшной войне. Но об этом Анна Ивановна узнает после, а пока она радовалась, что весточки приходят часто. Потом приходили треугольнички с Калининского, Северо-Западного, 2-го Белорусского фронтов. Федя писал, что служит в разведке, вскользь, как бы стесняясь, упоминал, что дали ещё одни орден.

Наступила долгожданная победная весна 1945-го года. Всем радость, а у Анны Ивановны на глазах слезы: написал Федя, что отпускают семенных, а ему придется ещё послужить, нельзя же всех сразу мобилизовать. Замкнулась мать, да и женщины при ней перестали разговаривать о сыновьях и внуках. А через всё село шли солдаты, сначала толпами, потом все реже. Женщина привечала всех, кого могла, расспрашивала о своем сыночке. Но служивые только плечами пожимали: не видели, не слышали, всех не упомнишь. Мать удивлялась: как же можно не запомнить Федю - молоденький мальчик, высокий, красивый, на голове копна русых кудрей.

Бесконечными ночами, уткнувшись в мокрую от слез подушку, мать представляла возвращение сына. Вот он появляется в самом конце улицы у пруда, высокий, стройный. Мать, едва завидев сына, кидается ему навстречу.

Как-то в конце мая 1947 года пропалывала Анна Ивановна огород. Смотрит, идет по улице солдат, на дворы озирается. Женщина догадалась: ищет, где переночевать. Махнула рукой, мол, заходи, служивый. Вошел солдат в хату. Посмотрела Анна Ивановна: лет 35 на вид капитану, вся грудь в орденах, лицо усталое, гимнастерка вся белая от солнца и соли. Сел на лавку, привалился к стене и закрыл глаза. Мать скорее собирать на стол, на этот случай всегда держала десяток яиц, да кусок сала, и стала расспрашивать о сыне, не встречал ли тот где на фронте Федю Куцова?

Он только головой машет отрицательно. Достал из вещмешка банку тушенки, сахар и подал Анне Ивановне. Та замахала руками: «Не надо. Неси семье. Мать-то жива?» Ни чего не сказал офицер, только слезы покатились по щекам, и чтобы скрыть их, низко наклонился он над вещмешком.

Глянула мать, а на шее у него родинка Федина. Закричала не своим голосом и от радости, и от обиды, что не узнала сыночка. Семь лет ждала, представляла, как будет встречать, и вот не узнала. Ах, война, что ты сделала подлая!

Эту историю о моем отце много раз рассказывала бабушка. И каждый раз плакала. Отец прожил долгую, счастливую жизнь, вырастил троих детей.

Шестой год страна встречает 9 мая без капитана разведки Федора Михайловича Куцова, но его дети и внуки, так же, как и он, главным праздником считают День Победы.

 

 

Председатель

Первичной профсоюзной организации

ГУЗ «Ефремовская районная больница»

 

 

О.Ф. Истягина